Алексей Денисов: Кремль уже стал центром притяжения

17.04.2019

(интервью – полный текст)

 

Возрождение Костромского кремля – едва ли не самая масштабная стройка нашего города. Она стала возможна благодаря стараниям мецената Виктора Тырышкина, поддержке губернатора Сергея Ситникова и митрополита Костромского и Нерехтского Ферапонта. На протяжении нескольких лет мы, вместе с читателями «Северной правды», следим за ходом восстановительных работ. О том, как они продвигаются, как помогли труды Леонида Васильева современным строителям, какие ближайшие планы у них, рассказал главный архитектор Костромского кремля Алексей Денисов. 

 

Дом для Феодоровской иконы

 

– Алексей Михайлович, наша газета еженедельно пишет о том, как восстанавливается Костромской кремль. И часто читатели спрашивают, когда они увидят его былой облик?

– Главной своей задачей мы видим завершение всех наружных работ по Богоявленскому собору и колокольне уже в этом году. Прежде всего – штукатурных по фасадам. Для технологически правильного проведения этих работ необходима положительная температура наружного воздуха. Ими мы уже начинаем заниматься. Естественно, должны сделать медную кровлю над всем собором и на ярусах колокольни. Стропила для нее уже изготовлены, они приедут к нам из Кирова. В итоге мы полностью закроем здание от атмосферных осадков. А затем поставим второй купол с крестом над собором. Расчет такой, чтобы зимой уже заниматься внутренней отделкой. То есть до конца года внешний вид Богоявленского собора и его колокольни будет таким, каким он был в прежние времена. Элементы архитектурного декора уже готовы. 

 

– Когда завершится внутренняя отделка?

– Мы планируем, что к приезду Патриарха Московского и всея Руси Кирилла – а он случится в августе 2020 года, на праздник Феодоровской иконы Божией Матери – Богоявленский собор будет полностью готов. И будем счастливы, если Предстоятель нашей Православной Церкви его освятит. 

 

– Но, насколько я знаю, рядом скоро начнется еще одна стройка...

– Действительно, параллельно идет проектирование Успенского собора, его основания. Летом начнем делать фундаменты, а зимой – выкладывать стены. Он в два раза меньше, чем Богоявленский, и проще в возведении. В Богоявленском же соборе, на его колокольне, множество сложных конструкций: лифты, лестницы и так далее. Но если Успенский собор не такой большой по размеру, значимость его велика. Ведь здесь будет храниться Феодоровская икона Божией Матери, эта чудотворная православная реликвия. Успенский собор испокон веков был домом для этой иконы. 

Мы говорим о кремле как о комплексе. Будет еще воссоздана ограда с несколькими чудесными воротами, общей протяженностью почти в два километра. Работа у нас идет параллельно сразу по нескольким направлениям. Современные технологии позволяют нам делать именно так.

 

– Удалось ли обеспечить кремль необходимой инфраструктурой?

– Смонтирована cобственная газовая котельная, она находится на территории горводоканала. От нее уже заведены в здание Богоявленского собора в помещение теплового узла трубы с горячей водой, их нужно только развести внутри. Кроме того, нужно сделать вентиляцию, чтобы прихожанам было удобно, комфортно и безопасно. Кроме того, в здании колокольни примененный в конструкциях железобетонный каркас позволил создать дополнительные помещения. Они будут использоваться для создания музейных помещений. Уже заказаны специальные витрины и стенды. В них мы разместим подлинные детали прежнего кремля, найденные при археологических раскопках, архивные документы. 

 

Кострома – город-памятник

 

– Кремль в его былом величии видели немногие. Как здесь будет прослеживаться связь между разрушенной святыней и вновь построенной?

– Костромской кремль по своей исторической, культурной и художественной значимости имеет основополагающее, корневое и генетически определяющее значение для понимания культурной, национальной и духовной идентичности не только костромичей, но и во многом всего русского народа. Поэтому мы должны сохранить и восстановить насильственно прерванную связь времен и воссоздать утраченную часть Костромского кремля. Хотя мы не скрываем, что кремль будет воссоздан заново почти полностью, но мы полностью сохраним внешний облик утраченных деталей с научной точностью и исторической достоверностью. Это такая мировая практика. Целые города так восстанавливались после войны: Дрезден, Варшава, Санкт-Петербург, Смоленск, Воронеж, Новгород. Недаром, к примеру, у Смоленска на гербе изображена птица феникс. Кострому такая «волна разрушений» тоже задела, но по другой причине. Из-за идеологических соображений коммунисты уничтожили множество святынь, в том числе и кремль. В общем, отомстили Костроме за то, что отсюда пошла династия Романовых. В итоге ведь даже Костромскую область ликвидировали. Конечно, эта земля многострадальная. Поэтому мы и направили сюда свои силы. Возрождение вашей святыни важно не только для Костромы, но и для России в целом. Это уважение к российской истории и русской культуре. Эта надежда на наше счастливое будущее

 

– Не могу не задать вопрос: как вы оцениваете соседство ансамбля Костромского кремля с памятником Ленину? 

– Это отличает нас от тех людей, которые взрывали кремль. Мы не собираемся сносить памятники. Конечно, с точки зрения архитектурной и смысловой гармонии было бы хорошо восстановить памятник 300-летию Дома Романовых. Тем более что мы нашли часть прежних скульптур, специально этим занимались. Но для туризма даже интересно (если хотите, прикольно), если здесь будет стоять именно Ленин. Сразу поднимаются исторические вопросы: как Ленин забрался на чужой постамент? Что он хотел этим показать? С точки зрения архитектуры есть сразу несколько мест, где памятник ему смотрелся бы более органично. Но право решать – быть ему или нет – есть только у костромичей. На Красной площади в Москве стоит же мавзолей Ленина. Кто-то против, кто-то за. Но это наша история, во всей ее противоречивости и уникальности. 

 

– Одним из первых, кто еще в советское время поднял вопрос о возрождении Костромского кремля, был Леонид Васильев. Его письмо публиковала «Северная правда». Были ли вы знакомы с трудами костромского архитектора?

– Мы были с ним знакомы лично. Я, еще будучи студентом, приезжал сюда по линии Министерства культуры, составлял список (свод) памятников истории и культуры Костромской области. Ездили в Солигалич, Галич, Чухлому, другие города и поселки. Тогда и познакомились с Леонидом Васильевым. Он был очень солидным человеком, в Костроме существовала хорошая реставрационная школа. Стараниями Васильева, его соратников Кострома очень хорошо сохранилась как исторический город. Этого нет в соседних исторических городах: Иванове, Нижнем Новгороде, Кирове, да и во многом в Ярославле. Здесь фактически прекрасно сохранившейся город-памятник. 

Что касается кремля – мы полностью переделали чертежи Леонида Васильева, изменили место посадки, колокольни и соборов. Провели комплексные археологические раскопки, дополнительные архивные изыскания. У него была запроектирована другая конструкция, колокольню предполагалось выполнить полностью из кирпича, архитектурные детали из железобетона. Но мы нашли более современные и долговечные варианты. У него просто не было возможности использовать их. А у нас есть. И опыт тоже есть. Мы восстанавливали и храм Христа Спасителя, и памятники архитектуры Санкт-Петербурга, и королевский дворец в Варшаве. Но архивные материалы, которые собрал Леонид Васильев, бесценны. Они очень сильно помогли нам. Мы обязательно должны сделать ему памятник на территории кремля. 

 

Возрождение кремля было мечтой многих костромичей

 

– Большинство костромичей были рады узнать, что у нас будут восстанавливать кремль. Но приходилось ли вам сталкиваться с негативной реакцией?

– Негатив есть, но его меньше, чем было в других городах. В Ярославле, к примеру, был создан специально комитет, который был против строительства Успенского кафедрального собора. В Костроме все было спокойно, поскольку возрождение кремля было мечтой многих поколений костромичей. Были противники, но в основном почему-то московские. Я понимаю, зачем они появились. Дело общественно значимое, на нем легко «попиариться». Увы, сейчас такое время. 

 

– Если говорить о комплексе кремля в целом: станет ли он центром притяжения не только как святыня, но и как городское пространство?

– Он уже стал таким. Я постоянно вижу, что все больше и больше визитеров приезжают к нам. Федеральные программы интересуются кремлем. Он станет центром притяжения не только туристов и паломников, но и всех людей, которые интересуются нашей историей. 

 

– Вы, как уже говорили выше, работали во многих городах нашей страны. Причем каждый раз вам приходилось погружаться в историю места, где восстанавливались архитектурные памятники. В чем уникальность Костромы и костромичей?

– Кострома – более честная и настояшая, без позы и фальши. Здесь совершенно другие, особенные люди. Фактически область находится на границе с Европейской частью и Сибирью. В лесах Костромы исторически прятались прежде беглые крепостные. Это наложило свой отпечаток на характер. 

Может быть, костромичи более медлительные. Но, возможно, это и к лучшему. Суета у человека выбивает какой-то внутренний стержень. 

Зная историю, особенности этого места, я бы сделал здесь некий всероссийский научный, образовательный и духовный центр и центр традиционных ремесел. Не только в смысле религии, но и культуры, а в целом сохранения наших культурных, духовных и художественных традиций. Особых усилий, чтобы сделать это, не нужно. Но эффект будет для Костромы и для России огромным. 

 

Сергей ЧЕЛЫШЕВ

«Северная правда», 17 апреля 2019 года

 

Поделиться в Facebook
Поделиться в Twitter
Нравится
Please reload

© 2016-2019 «Возрождение Костромского кремля»

    Костромская епархия Русской Православной Церкви

    (Московского Патриархата).