Владимир Дегтярев: Колокол – это звучащая икона

20.11.2018

На звоннице восстанавливаемого Богоявленского собора началась установка колоколов. На эту ответственную работу приглашен один из лучших звонарей России Владимир ДЕГТЯРЕВ. С ним встретился и побеседовал корреспондент «КВ».

 

 

Профессия – звонарь

 

– Владимир Евгеньевич, хотя вы старший звонарь Ярославской епархии, но последние полгода вас можно часто видеть в Костромском кремле: на освящении колоколов, их развеске, теперь готовитесь к первым звонам. Так и будете успевать на два города?

– Меня пригласили поучаствовать на первом этапе, и я сопровождал костромские колокола с самого начала, с момента их отливки на Тутаевском заводе. Проверял их звучание, сейчас участвую в подъеме и установке, наладке системы управления. Но это не значит, что я буду штатным звонарем кремлевских соборов. В Костроме есть свои специалисты, и дальше дело будет передано в их руки. Если нужно, я помогу советом.

– Вы – известный человек в своей профессии, вас и за границу приглашают. А сами у кого учились?

– Когда я начинал, школ звонарей еще не было. И вообще, начинал я на железной дороге. Служил в железнодорожных войсках, работал, учился в транспортном вузе. И музыкой увлекался, даже играл в рок-группе. Все изменилось после того, как приобщился к церковному пению и колокольному звону. Окончил дирижерское отделение Московского университета культуры и вот уже много лет служу звонарем. Собирал свои знания и умения по крупицам, а среди учителей своих могу назвать игумена Троице-Сергиевой лавры Михея. Он был виртуозом в своем деле.

– Как считаете, Кострома – колокольный город, она «зазвучит»?

– В смысле расположения? Оно идеально. Музыканты очень заботятся об акустике зала, где им предстоит выступать, о звучании голоса или инструмента. Так же и звонари. Храм может находиться в низине, и тогда звук колоколов не сможет распространиться вширь, а только вверх.

– Он будет гаснуть?

– Да, а в Костроме восстанавливаемый собор с колокольней находятся на высоком берегу Волги. Звук пойдет по всей водной акватории. Большую роль играет и старинная планировка города. Улицы-радиусы, эти звуковые коридоры будут способствовать тому, чтобы звон колоколов услышали на самых дальних окраинах. Я согласен с руководителем проекта архитектором Алексеем Михайловичем Денисовым, что уже скоро в Костроме будут проводиться фестивали колокольного звона, и она в этом отношении станет соперничать с Ростовом Великим.

 

 

Музыка в бронзе

 

– Знаю, что в Ярославле с 2005 года существует школа звонарей, вы там преподаете. А трудно ли научиться колокольному звону и кто может стать звонарем?

– В основном, конечно, к нам приходят люди, уже имеющие какую-то начальную подготовку, но в принципе мы берем и новичков. Главное условие при приеме в школу – это благословение приходского священника или настоятеля монастыря. Знание музыкальной грамоты не требуется, хотя у нас и есть такой предмет в школе, но зачастую людям с музыкальным образованием научиться колокольному звону сложнее, чем человеку без него.

– Почему?

– Дело в том, что у европейской музыки и у русского звона разная природа. Если музыка строго подчинена мелодии, то в колокольном звоне главное – это ритм. По своей структуре он больше похож на знаменное церковное пение.

– А какие-то правила колокольного звона существуют?

– Сыграть колокольный звон «по нотам» нельзя. Каждый звон по-своему уникален. Хотя, с другой стороны, есть и определенные каноны. Например, праздничный благовест отличается от будничного, особый звон между утренней и вечерней службами, есть и другие звоны – на встречу архиерея, на венчание, отпевание, есть звоны постовые, звоны пасхальные и рождественские.

– Все эти знания можно получить в школе?

– Помимо мастерства звонаря и техники колокольного звона, учащиеся изучают церковный устав и пение, историю колокольного звона в России, технологию производства колоколов, оборудование колоколен.

– Для меня загадка, как человек, находящийся на колокольне, соотносит звон с богослужением, которое происходит в храме?

– Будущие звонари изучают курс литургики (это наука о богослужениях) и устав колокольного звона, то есть они знают, в каком месте службы должен быть звон. У хороших звонарей тончайшее чутье на время, по ним можно часы проверять.

 

 

Ближе всех к ангелам

 

– Вот я поднялся на колокольню – дух захватывает; люди, дома, машины – все такое маленькое. А для вас высота стала уже привычной?

– Смотришь порой на людей внизу - торопятся куда-то по своим сиюминутным делам. А позолоченные кресты и купола собора – вот они, огромные, стоят непоколебимо уже не одно столетие. Оказавшись так близко ко всему этому, забываешь о мирских проблемах, все становится неважным, и спешить, кажется, уже никуда не надо.

– Какие мысли приходят, когда звоните?

– В это время смотрю с колокольни вниз, на город, а перезвоном стараюсь привести свои чувства в гармонию. Бывает, что звон идет настолько легко! Попадешь в какую-то вибрацию, что ли, и совсем не устаешь – звони хоть пятнадцать минут, хоть полчаса кряду.

– Это физически трудно?

– Послушание колокольное достаточно сложное. И в зимний холод, и в ветер поднимаешься на высоту. Одни маленькие колокола приводятся в действие веревками, которыми звонарь управляет правой рукой, другие он оттягивает ребром ладони левой. Большие колокола приводятся в движение с помощью особых приспособлений вроде длинных педалей, которые позволяют звонарю задействовать не только руки, но и ноги. Так что физическая сила не помешает. Но главное – скоординированность.

– Должен ли звонарь быть верующим человеком?

– Если звонарь при храме или монастыре, то, конечно, должен. Потому что звон – это внешний голос церкви. Внутри храма поет хор, служит священник, звучит молитва. А колокольный звон – это молитва вне храма. И звонарь вкладывает в этот звон свое восприятие духовности. В звуке – особенно колокольном – можно выразить то, что не передашь словами. Колокол – это голос Божий, и когда человек его слышит, душа его меняется.

 

 

Колокольня как оркестр

 

– Владимир Евгеньевич, вот вас приглашали выступать в опере «Борис Годунов», вы исполняли партию колокольного звона. А что, на колоколах можно сыграть любую мелодию?

– Можно. Но русские православные колокола считаются «музыкально неправильными» – слишком много обертонов. Они издают море звуков, многие из которых даже не улавливает наше ухо.

– Получается, что здесь у колоколов в чем-то есть преимущество?

– Вот я вам расскажу. Был такой звонарь Константин Сараджев, который обладал уникальным слухом – различал более тысячи звуков в одной ноте. Он мог услышать в гостях незнакомую мелодию и тут же повторить ее, даже с ошибками человека, который ее играл. Но Сараджев всегда смеялся и говорил про фортепиано: «Что может воспроизвести эта дура по сравнению с колоколами?».

– Есть ли у звонаря свой стиль, манера?

– Колокольня – это маленький оркестр, каждый колокол на ней – как музыкальный инструмент, исполняющий свою партию в общем строе. Большой колокол, подобно дирижеру, держит ритм. Педальные точно в расписанном ритме идут за большим. Средний исполняет ритмический ход. Звонарь следует уставу, как музыкант нотам. Никаких вольностей и личных интерпретаций. Небольшая возможность вариаций есть только в трезвоне. И все же каждый из звонарей звонит на свой манер. Когда люди на колокольне меняются – меняется и звучание.

 

Олег САМОЙЛОВ

 

 

Наша справка

 

Владимир Дегтярев родился в 1967 году. В 1995 году окончил Московский государственный университет культуры по классу хорового дирижирования. Пел в хоре «Глас», в 2010 году организовал мужской певческий ансамбль «Согласие». Является старшим звонарем Ярославской епархии, ведущим преподавателем Ярославской школы колокольного искусства, заместителем директора Тутаевского колокольного завода.

Входит в совет директоров фестиваля хоровой и колокольной музыки «Преображение», а также в правление ассоциации колокольного искусства России.

В 2005 году реализовал проект «Военный реквием» в трех городах: Ханау (Германия), Ярославль (Россия) и Эксетер (Великобритания), посвященный 60-летию окончания Второй мировой войны.

В качестве звонаря известен не только во многих православных приходах, где устанавливал колокола и обучал звонарей, но и на многих концертных площадках и в театрах, где постоянно участвует в симфонических, хоровых и оперных постановках.

 

 

О чем они звонят

 

Канонических видов звона всего четыре.

Благовест – это мерные удары в колокол, которые помогают человеку настроиться перед началом богослужения.

Перезвон совершается в Страстную пятницу, Крещение, Успение, Крестовоздвижение – в каждый колокол ударяют по одному разу с небольшим интервалом – от большого (низкого) к малому (высокому). Он символизирует умаление Бога ради спасения людей.

Перебор – поочередные удары в колокола от самого маленького до большого – используется после отпевания и символизирует жизнь человека от рождения до смерти. В конце исполняется краткий трезвон, напоминающий о надежде на вечное блаженное упокоение.

Трезвон в церковном обиходе используется чаще всего – его мы слышим каждый день после литургии, это самый художественный жанр звона, где возможна импровизация и звонарь может лучше всего выразить себя.

 

«Костромские ведомости», 20 ноября 2018 года

Поделиться в Facebook
Поделиться в Twitter
Нравится
Please reload

© 2016-2019 «Возрождение Костромского кремля»

    Костромская епархия Русской Православной Церкви

    (Московского Патриархата).